?

Log in

Красуля Марина Геннадьевна
19 March 2015 @ 08:15 pm
Оркестр Генриха

Конец войне. Узкая ташкентская улочка.  По ней, здОрово хромая, шел тощий парень лет двадцати пяти, опираясь на самодельную палку. Военная форма болталась на нем, как на гвозде. На впалой груди в складках гимнастерки прятался, немного смущаясь, орден Красной Звезды.
Правое плечо оттягивала холщовая котомка. В левой руке он держал только что купленную на Госпитальном базаре драгоценность -  новенький дерматиновый футляр, там дремала мастерская скрипка…
Молодой человек заблудился… Непонятно, как его угораздило свернуть в тупик? Там лепились, плечом к плечу карликовые мазанки. У чугунной колонки сидели на корточках, валялись на вялой от жажды траве, пацанята десяти-двенадцати лет.  Одни играли в карты, другие курили анашу, третьи вяло мутузили друг друга.
Он подошел к колонке, нажал на рычаг. Из гнутого раструба рванула ледяная струя воды стального цвета. Даже в безумное пекло вода оставалась холодной, аж зубы сводило. Одно слово – артезианская! Солдатик ловил ее сухими губами, закрыв глаза. Брызги вымочили  лицо, гимнастерку, галифе…
Напившись, повернулся к ребятам:
- Эй! Чпана! Где отец? Будет смотреть – хулиган. Будет ремень - наказывать.
Мальчишки бросили игру, насторожились, как волчата. С вызовом в упор разглядывали молоденького инвалида.
- Не накостыляют… Мертвые они…
Самый маленький всхлипнул:
- А мой, может, живой… только  потерялся… пропал без вести…
Рыжий-конопатый, демонстрируя независимость,  откинулся на спину в пыль:
- А у меня и мамани нету. Ну, это… Голодала, голодала и хана… - Махнул в сторону долговязого: - У этих живу…
Старший ощетинился, полез в карман. То ли  нож у него там лежал, то ли  кастет:
- Ты кто такой? Чё те надо? А ну, вали отседова! Пока не сынвалидили тя по полной! – и пронзительно свистнул.
- Не грубить! Не люблю…- решительно парировал незнакомец.
- Пошел ты! – цвиркнул плевком подросток прямо на начищенный сапог.
Солдат отбросил палку, поставил футляр, взял мальчика за плечи и, несмотря на худобу и кажущуюся слабость, приподнял его над землей. Пристально посмотрел ребенку в глаза, опустил на место и сел рядом на землю
- Давайте познакомиться. Меня зовут Генрих Болеславович.
- Ой! Да он фашист, наверно. Бежим!
- Стой! Кто фашист? Где фашист? Вот дурак! Я госпиталь сейчас уходил… Я австрияк.
- Бей его! Мочи!
Стая кинулась на непрошенного воспитателя. Они молотили острыми кулаками, пинали, кто-то укусил… Солдат изловчился, схватил их в охапку непропорционально длинными руками и повалил на траву…
- Дети, вы хотеть слушать? Я играть.
Генрих ловко щелкнул замками на футляре. Вспорхнула хрупкая ласточка-скрипка, присела на плечо и запела… Смычок гладил ее, целовал…
Он играл вдохновенно, видно было - соскучился. Нет, не играл – летел! Летел над чужим городом, над пустыней, над горами… Он летел над самим собой. Еще никогда, никогда ему не было так хорошо! Нежная сильная мелодия заглушила и ноющую боль в искалеченной ноге, и тоску по родному Кёфлаху, и страх будущего…
Ребята молчали, с недоумением и опаской поглядывали исподлобья…  Потом нерешительно потянулись ближе, ближе… Осмелели, сгрудились… Любопытство победило. Очень уж хотелось им разглядеть чудо-инструмент. Трогали замызганными ручонками скрипку-девочку осторожно с благоговением. Малыш понюхал:
- Эта… эта… она медом пахнет. Мне мама давно с хлебом давала.
И лизнул…
Генрих разволновался… судорожно сглотнул… хрустнул гибкими пальцами:
- Дети! Вы хотеть играть музыку? Сами! Я учить буду.
И, если до этой самой минуты у странного человека не было никакой определенной цели, теперь он точно знал, чего хочет страстно и навсегда.
Он хромал от одного клуба к другому. Большая часть их была заколочена, остальные разорены, разрушены… Клуб Ташсельмаша, клуб авиазавода им. Чкалова, клуб трамвайно – троллейбусного депо…
В затхлой комнатушке вповалку лежали исковерканные, ломанные, рассохшиеся инструменты. Пузатый печальный барабан с развороченным боком от чьего-то яростного пинка. Балалайки с потрескавшимся лаком, как морщинистые лица древних старух, домбры с перебитыми грифами, рояль-инвалид с ампутированными ногами. Он наклонился и поднял гитару. На ее бедре, похоже, стояла свеча. Воск по всей фигуре натек безобразными бородавками и волдырями.
Заведующий буркнул  устало, без надежды, с одним единственным желанием отделаться от назойливого неугомонного пришельца:
- Вот - хлам. Бери, что надо. Как это добро на растопку не увели? Удивляюсь, честное слово. Дров-то сколько!
Генрих был счастлив: «Это, конечно, не симфонический оркестр… Ерунда. Все починю, все заиграет»!
И был закат. И было небо цвета брусничного киселя. И он был молод, одержим, влюблен!
Ночами переписывал партитуры, гнул из проволоки пюпитры, клеил грифы, лакировал деки, вытачивал колки, натягивал струны, из школьных  линеек резал медиаторы, вываривал вонючие, купленные по копейке на базаре, бычьи рога, мастерил из них дудочки-рожки. 
На последние купил кусок хозяйственного мыла и склянку хлопкового масла. Приволок в клуб банную шайку. Перед занятием дети по приказу мыли руки, вытирали сухо-насухо и  мазали маслом.
- Цыпки – враг! Руки надо беречь, как инструмент!
Словно на свидание он готовился к каждой встрече с ребятами: брился, гладил, начищал ботинки до зеркальной безупречности.
- Кто курить? Престо! О-о! Быстро! Папиросы - на стол. Вы - больше не курить! Кто не понимал, завтра - не приходить!.. Четверг приносить дневник. Кто плохо школа учить, кто много гулять, кто получать двойка – не приходить!
Выцыганил у одного барыги трофейный патефон. Все время ставил и ставил пластинки. Симфоническую, оперную, народную музыку, песни, позже джаз:
- Надо много слушать. Слушать, слушать, слушать - тогда хороший музыкант!
Пацаны полюбили Генриха, за глаза называли «батя», потому что  всегда был искренним, честным и открытым. Если кто обзывал его «немчурой», дрались в кровь.
Да он и был батя. Во все лез, во все вмешивался. Ходил в семьи, в школы. Разнимал, мирил, утешал, наказывал. Только не бил и не орал никогда. На всю жизнь вложил ребятам мысль:
         - Оркестр - одно сердце. От каждого зависит каждый.
Вырезал из ветки орешины дирижерскую палочку. Ошкурил, покрыл лаком. Получилась светлая, будто янтарная, почти прямая … Ему казалось - солнечный луч управляет музыкой.
Никогда не рассказывал Генрих, как воевал, за что получил орден, почему оказался в Ташкенте? Может, стеснялся? Может, боялся! Может, стыдился…
Профессиональными музыкантами они не стали, время не то было… Хватало родного оркестра. Вполне состоявшиеся люди - инженеры, педагоги, архитекторы, микробиологи, экономисты - после трудов праведных играли в удовольствие на концертах, конкурсах. Они обожали то, что делали, и благодарная публика отвечала им любовью.
Репертуар Генрих подбирал  слишком разнообразный, не сказать -  оригинальный. Еще бы! От Баха до Гершвина… Даже духовная музыка имелась…В коллективе выросли свой Паганини, свой Рихтер, свой Ростропович.
За полвека вихрастые затылки поседели, поредели. Вечным остался только четверг, 19.00. Притча во языцех. Раз в неделю «деды» приходили. «Деды» - почти легенды, почти мифы…И ничего их не останавливало: ни ворчание жен, ни жара, ни слякоть, ни частые землетрясения…Там их ждал батя… и музыка…
А Генрих? Генрих и в семьдесят пять не изменял себе:
- Вениамин, встань!
Грузный лысый мужик, уже почуяв неладное, выползал из-за своей огромной бас-балалайки…
- Внук вчера на уроке был. Знаешь, гитару осваивает… Спрашиваю: как дед? Пьет, говорит. А! Седина бороду, бес ребро бодает? Помнишь? Семидесятом жена приходила, плакала… Руку на нее поднимал - смелый такой! Что коллективу обещал? Слово давал – не позорить! Значит, пьешь? Даю месяц думать. Не буду смотреть, что лучший басист. Погоню взашей!!!
Веня, не поднимая глаз, стоял, фыркал, как нашкодивший подросток. Стыдно было, по-настоящему стыдно…

Дикий, немыслимый, упрямый зной не желал спадать. Наглое, надменное солнце отказалось уйти на закат. Казалось, ночи не будет. Сегодня четверг. Мужчины в мокрых от пота рубахах, проклиная жестокое азиатское лето, торопились на репетицию.
Вошли в прохладный зал клуба... Споткнулись о тишину... Ни скрипа, ни громыхания, ни шелеста, ни вечного батиного насвистывания… Это… это.. Не может быть…Пустота… Сбились у входа, растерялись, застыли…
Инструменты, кулисы, полы на сцене, даже стены, как в немом кино, потеряли звук и цвет...
Внутри оборвалось – Генриха больше нет…



 
 
 
Красуля Марина Геннадьевна
Оригинал взят у vsegda_tvoj в Мечи, о которых вы могли не знать
За всю свою историю человечество преуспело во многих сферах деятельности, и не только созидая, но и разрушая. Поэтому способов лишить человека жизни существует бесчисленное множество. Холодное оружие занимает одно из самих почётных мест в списке орудий смерти, который начинается мифическим камнем Авеля и заканчивается современной нейтронной бомбой, способной унести в одно мгновение сотни тысяч жизней.

В этом посте я не ставил своей задачей какую-либо классификацию холодного оружия или осуществление детального экскурса в историю изобретения мечей. Здесь собраны образцы холодного оружия, которые показались мне довольно интересными и необычными, и немного отличающимися от обывательского представления про них. Также вы сможете увидеть и самые яркие образчики оных, сделавшие историю именно такой, какой мы ее привыкли видеть.



Read more...Collapse )


 
 
Красуля Марина Геннадьевна
29 July 2014 @ 10:44 pm
Сегодня похороны моей сестрёнки Вики. Адренокортикальный. И сорок дней маме... За год я потеряла папу, маму и сестрёнку.
http://radikall.com/tIUw
http://radikall.com/tIUy
http://radikall.com/tIU6
 
 
Шрек
Эти уроды собираются "передать" Почаевскую Лавру сектантам.

"Мы, депутаты Тернопольского областного совета, крайне обеспокоены ситуацией, сложившейся вокруг вопроса будущего Свято-Успенской Почаевской лавры. Почаевская лавра со времени основания была центром украинского православия. Однако из-за многолетней оккупации духовной святыни комиссарами «русского мира» это молитвенное место целенаправленно превращалось в центра антиукраинства, межконфессиональной неприязни, раздора и противостояния на Тернопольщине».

http://zik.ua/ua/news/2014/07/03/ternopilska_oblrada_vymagaie_povernuty_pochaivsku_lavru_derzhavi_502700

Я помню когда в феврале майданутые собирались одновременно принять закон "о языке" и "изъять" Киевскую Лавру, у меня почти все мои "служивцы"(тогда еще другая ситуация была) сказали: "если Лавру тронут, то я еду туда".

Так вот здесь я подписываюсь трижды.

ЕСЛИ СЕКТАНТЫ ЗАЙДУТ В ЛАВРУ, ТО СУДЬБА КАРАТЕЛЕЙ ПОД СЛАВЯНСКОМ ПОКАЖЕТСЯ ИМ И ЭТИМ ДЕПУТАТАМ ПРОСТО МЕДОМ!

Прошу распространения информации о том что эти уроды пытаются отнять Почаево!!!

есть вещи которые лучше не делать. Никогда. СОВСЕМ И НИ ЗА КАКИЕ ДЕНЬГИ! Так вот это одно из них!

 
 
Красуля Марина Геннадьевна
26 June 2014 @ 10:57 pm
target="_blank" href="http://www.radikal.ru"></a>
 
 
 
Красуля Марина Геннадьевна
25 June 2014 @ 08:44 pm
Плохие вести. Вчера похоронили мать. Умерла от истощения. Людка-дудка отказалась жить после смерти отца... За год похудела на 38 кг. Тупо перестала принимать пищу. РЕВУ...
 
 
matveychev_oleg
31 May 2014 @ 06:53 pm, reposted by yantak

Я русский!
Я устал! Устал извиняться, устал нести ответственность, устал стыдиться, устал чувствовать позор! За что?.. За то, что из Азии пропал рабовладельческий строй? За то, что Латвия, Эстония, Литва катались как сыр в масле? За то, что, обороняя Порт-Артур, променяли 15 тысяч русских на 110 тысяч японцев? За то, что, обороняя Петропавловск-Камчатский в 1854 году, около 1000 ополченцев, потеряв 40 человек, отбили атаку трёхкратно превышающих сил, отправив в могилу или на койку 400 противников, и за то, что их командующий-англосакс застрелился? За то, что Кипр, Болгарию, Грецию освободили от турок? За то, что не дали уничтожить сербов? За то, что выполняя миротворческий долг, в Афганистане обменяли 15 тыс. на 200 тыс.? За то, что 90 десантников не дали прорваться 2500 боевиков через высоту 776? За то, что променяли 84 человека на 400? За то, что два батальона наёмников в Грозном не смогли уничтожить штурмовой отряд майкопской бригады? За то, что советская армия освободила Европу от фашизма? Может, мне извиниться за Баязет? За Брестскую крепость? За «атаку мертвецов»? За эсминец «Новик» или лидер «Ташкент»? А может, пред монголами — за то, что мы иго сбросили? Или за Александра Невского, за то, что европейских рыцарей на дно Чудского озера спустил? За то, что Анна Ярославна научила Европу пользоваться вилкой и мыться хотя бы раз в месяц, а не раз в полгода? А может, извиниться за девятую парашютно-десантную роту 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка, принявшую бой на высоте 3234 в Афганистане? За что я как русский должен здесь извиниться!?

За то, что, несмотря ни на что, мы сохранили честь, гордость и человеколюбие? За то, что наши правители не дают нас опустить до уровня Сомали? За то, что мои прадеды выбили с Дальнего Востока японцев и американцев?

Я понял!.. Я должен извиниться за то, что немытая, забитая и необразованная Россия дала миру Толстого, Герцена, Горького, Гоголя, Ломоносова, Чернышевского, Гагарина, Королёва, Циолковского, Крылова и пр.!

Да. Я устал. Я русский, и я устал извиняться за то, что я русский. За то, что во мне течёт кровь тех, кто прибивал щит на врата Царьграда, тех, кто разрушил Римскую империю, кто освоил 1/6 земной суши, тех, кто спас Европу от татаро-монголов и фашистов, тех, кто проехал по улицам Парижа, тех, кто на кораблях спасал будущие США от Британии (да, да, и это тоже!). Можно много перечислять, но… У каждого государства есть страницы истории, которыми можно гордиться, но почему-то только Россия должна стесняться своей истории и посыпать голову пеплом! И перед кем? Перед Европой, которая уничтожила инков, ацтеков, майя, сжигала людей на кострах, вырезала пол-Африки, а остаток продала в рабство!

Интересно, что должны мы сделать, чтобы наконец-то все, «униженные» нами, нас простили?

Может, хватит нам писать о своей истории в извиняющемся и самоуничижительном тоне? Лично я устал извиняться! Пора научиться гордиться тем, кто ты есть! Я русский, и хочу, чтобы мои дети гордились той страной, в которой они родились!
Подпишись на ☆Вооружённые силы РФ☆
http://m.vk.com/russianarmynews


 
 
Красуля Марина Геннадьевна
21 April 2014 @ 11:16 pm
Сегодня звонок из Израиля:
- Привет! С тобой говорит свободный человек из свободной страны.
Твою ж ты Богу мать!
Да я рада, что ты уехал из страны. Я рада, что тебе там лучше, чем здесь. Ну и живи себе, финики кушай.
Зачем звонить мне?
Я думаю по-другому, мне хорошо здесь. Мне здесь "в рабстве" - замечательно!
Я горжусь своим Путиным, своим Лавровым, своим Чуркиным.
В голову не приходит лезть к тебе в Тель-Авив, Торонто, Амстердам, Париж, Валенсию, Пхукет и т.д и т.п.
Занимайтесь жизнь вашей новой Родины. Любите её, следите за выполнением ваших законом, волнуйтесь за соседей рядом, занимайтесь воспитанием детей.
Мы вам - ЗАЧЕМ?
Оставьте меня в покое!
 
 
Красуля Марина Геннадьевна
21 April 2014 @ 12:48 pm
Не могу молчать. РЫЫЫ!!! Злюсь от бессилия и недоумения.
Тремя днями раньше звонит по скайпу мой двоюродный брат из Киева.
Рассеиваю сразу вопросы. Росли у Маруськи(кто в курсе) как родные. Валялись на соседних дынях. Один горшок на двоих. Брат! Всю свою сознательную жизнь я считаю ЭТОГО человека Родным. Люблю крепче, чем родную младшую сестру.
Он – в Киеве. Я – во Владивостоке. 10 тыс. км.!!! Лицом к лицу, вживую, не виделись с 1987 года. Только телефон, сейчас скайп. Простите. Что подробно, но без этого весь кОшмар не прочувствовать.
Итак! Звонок по скайпу. Аллё! Картинка на мониторе: мой Вовочка в кепке а ля «аэродром», на коленях у брата дочь трёх лет. На ребёнке девичья тюбетейка и тёмные очки в поллица. Братец: «Вот они русские! Давай, доча!!! Ну ты – русская, боишься нас?! Мы террористы, мы бандеровцы! Тебе страшно?!»
Поверьте, Маринка – идиотка – полагает, что брат играет с доченькой в бабайку, и они приглашают тётю поиграть.
Я – актриска Б/У включаюсь: «Ах! Я боюсь, боюсь! Не пугайте меня террористы! Мне очень страшно!»
Братка продолжает «игру»: «Доченька, покажи ей». Отец поддерживает махонькую ручку. В детской лапке тесак. Ножик. Размер? Сантиметров сорок. Папка: «Доча, скажи: Банду, геть!» МалАя шЁпотом: «Банду, геть!» Отец: «Громче, как учил!» Лялька орёт: «Банду, геть!!!»
А я… Я начинаю сомневаться в том, что это игра.
Володя: «Доча, ну покажи ей, покажи!» Олеська (3 года) начинает совать в экран (а там моя физиономия) – ножом!!!
Чую, не игра это. Ни фига не игра!
Чем закончилось спросите?
Я попросила мне больше не звонить, если нет ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ тем для общения.
Ну что это?!.